?

Log in

 
 
14 February 2014 @ 08:53 pm
Книга Максима Бородина, илл. Анны Хитровой  
Оригинал взят у heart_s_growing в Книга Максима Бородина, илл. Анны Хитровой
Книга Максима Бородина,
предисловие Наталии Черных,
иллюстрации Анны Хитровой,
послесловие Олеся Барлига

http://polutona.ru/?show=0214200306

Наталия Черных

О СТИХАХ МАКСИМА БОРОДИНА

О стихах Максима Бородина. Есть два варианта рассказа об этих стихах. Первый - простой, даже элементарный: один из самых интересных на мой взгляд русскоязычных поэтов Украины, поэт-протей, как назвала его критика, умеющий в стихосложении очень многое и, кажется, не придающий этому мастерству особенного значения. Поэт-эстет, которому уникальный украинский язык только помогает - нежная певучая линза - рассмотреть оттенки, русскому не всегда заметные. Поэт строгий и вместе с тем провоцирующий - как же, эти ужасные "верлибры", будто их мало написано! Поэт продвинутый, как сказали бы в сети - в его стихах встречаются философемы тех, кого почитают основными философами современности. Поэт двадцать первого века, прекрасно усвоивший уроки стихосложения двадцатого.
От себя могу сказать, что в стихах Максима Бородина мне видятся усвоенные опыты Лианозовцев (конечно, Всеволода Некрасова!) и не имеющего отношения к Лианозовцам, но очень любимого мною Геннадия Айги. В скобках замечу, что называть Геннадия Айги любимым поэтом и даже учителем (что и сделал Бородин) - есть очень многим поэтам критикам, которые считают Айги едва ли не шарлатаном.
Для современной русской поэзии Максим Бородин поэт даже схоластичный - с этим его неторопливым и вместе удерживающим напряжение свободным стихом (ибо Максим Бородин действительно пишет свободным стихом). Но если всё написанной мной стереть, и снова приступить к чтению стихов, откроется нечто совсем другое, и для меня гораздо более любопытное: второй способ.
В жажде величия поэт часто забывает о сверхценности минорных интонаций, из которых и вырастает великое - "каждая малость жила, и, не ставя меня ни во что, в прощальном значенье своем подымалась". Поэт бывает слишком занят, даже заблокирован "глобальными" вещами, которые в общем-то не нужны - по причине недолговечности. Но магнетизм маленького тепла, частностей, - слишком велик и он, в конце концов, побеждает "глобальное". Оттого такая симпатия к лиричным стихам в московском литературном сообществе (и не только). Редко когда возникает гармония (какое старое милое слово!) в движении маленьких вещей к великим, без кавычек. Стихи Максима Бородина показались при первом чтении, да и сейчас - безупречными в гармонии. В отрицательном смысле их можно сравнить с дистиллированной водой: ни вкуса, ни запаха. Но это случай находки канистры с такой водой в пустыне. Вода тепловатая, но её много и на время можно утолить жажду. И потом, мне кажется, нынешний читатель поэзии - как бедуин, он не станет думать, это вода из арыка или из радиатора автомобиля.
Эти стихи вызывают и мгновенное согласие, и мгновенное отторжение. Отторжение - как так можно писать об отношениях человека и Бога, как отношениях человека и человека? Или наоборот: что за религиозность, религиозность в этих стихах - лишнее. Мгновенное согласие невозможно отрефлексировать, оно с ужасающей скоростью идёт впереди всего чувственного космоса. При чтении возникает ощущение высоких строений, похожих на далёкие скалы, витых тяжёлых оград и буйных садов за ними. То есть, барокко. Но ведь строки стихотворений короткие, пульсирующие, ясные, в них тяжёлого барочного равновесия нет и в помине. Нет метафоры и аллегории, свойственной барокко (может быть, это в высшей степени интимное Ты - как аллегория или метафора, но в этих стихах всё от жара слиплось).

говорят
что Ты создал меня по своему подобию
и тело мне дано
чтобы прощать тех
кто не видел мою душу
или нет
объясни
Ты создал меня во мне
и вручил мне ключи от всех дверей
забыв сообщить только лишь о том
что дверей нет

"Ты" в стихах у Максима Бродина - всегда загадка. Сознание новоначального в вере и совершенного – похожи: ранящей мир непосредственностью восприятия; но конечно они совершенно разные в уровне понимания и по глубине. "Ты" в стихах Максима Бородина оказывается в той крохотной области, в которой и обитают эти ранящие всё человеческое чистота и непосредственность - только что открывшего мир веры и опытного в нём. Человек стыдлив и застенчив. Максим Бородин показывает, что так и есть - и насколько так. И вот это "Ты" беспокоит, прячется камешеком под стелькой обуви, как лучик в глаза, и так получается (надо обладать смелостью, чтобы показать это в поэзии)- что это "Ты" заставляет подумать о... Христе. О Богочеловеке. Но так ли это у Максима Бородина? "Ты" - это может быть и таинственная Любовь, могущественная и безликая. Это может быть - всего лишь! - любимый человек, в котором все - огромно, о котором нельзя писать со строчной буквы. Впрочем, лучше вернуться к минору. Мне слышится в стихах Максима Бородина тонкая дудочка Блаженного Августина.









* * *

пора что-то решать
дело даже не во мне и не в Тебе
дело в нас с Тобой
страх приобретая
словно крылья
боюсь сказать
что-то
что может материализоваться
я знаю
что Ты слышишь всё
что я говорю и пишу
но как я могу знать
что Ты считаешь нужным воплотить в мою жизнь
молитвы мои
или вскользь сказанное мной
стихи мои
или молчание моё
Ты мой верный слушатель
сон
ведомый мною
явь
которая окружает меня
ничего не значит без моих слов и без Тебя
значит ли это
что страх мой доходит до Тебя
и Ты сам боишься навредить мне исполнением всего
и что мне сказать Тебе еще
кроме того
что Ты уже знаешь и сам
и любишь во мне






* * *

все банды заканчивают одинаково
все поэты пишут одно и тоже
эксплуатируя образ
то ли смерти
то ли жизни
никогда не понять
что они имели в виду
пока тебя не переедет любовь
стотонным грузовиком
и ты пытаешься отыскать на небе
хлебную точку
соленую родинку
улыбку
локон
мерные весы пустоты
все сны заканчиваются одинаково
все в письмах пишут одно и тоже
никогда не понять
что ты имеешь в виду
то ли жизнь
то ли смерть
то ли еще что-то
о чём поэты всегда умалчивают
потому что дали подписку о неразглашении
смысла всего сущего






* * *

ночь приходит по почте
распечатанной
мокрой
с блеклым штампом на сером конверте сумерек
констатирующим факт повреждения при транспортировке
и не понятно
небрежность
умысел
или судьба
содержание неизвестно
в наличии
прочитано
удалено цензурой
вариантов много
как много листьев в темноте
даже в пустыне
шумит
не прочесть его
ночь
начинается задолго до моего рождения
потому что все письма
уже написаны и отправлены
только выдаются по мере
моего взросления



Посмотреть на Яндекс.Фотках


* * *
Василию Филипову

я так и не позвонил ему
спрятался за сомнениями
как прячутся дети за прозрачными гардинами
как прячутся гардины
за окнами домов
я так и не позвонил ему
хотя вот он
номер телефона был
поэта
который был больше чем поэт
был меньше чем поэт
значит был
значит есть
это ли не суть его жизни
быть не тем
чем тебя видят другие
быть неуловимым
словно движение воздуха в углах комнаты
ты то
что я представляю себе
когда сомневаюсь в том
что ты существуешь